Капитонов Валерий (valkap) wrote,
Капитонов Валерий
valkap

Многоуважаемый , холодильник !

Многоуважаемый, холодильник!
Автор: Капитонов Валерий Петрович.
(конец 80ых-начало 90ых)


Читатель, друг
поешь сначала,
Чтоб в животе
не так урчало.

Огонь осеннего пожара
Сжёг факела дерев без жара,
Тёплым ковром дворы устлал
И в сумерках он догорал.
Уж вечер наступил и в небе
Гуляли бурые медведи,
(А может белые медведи?)
И разные другие звери,
И вместе с ними боги, пери.
На небо словно в переулки
Все вышли на свою прогулку.
И напевал их стройный хор
О том, что день к концу пришёл,
Что новой встрече с нами рады.
Сверкают пышные наряды,
Оркестр небесный зазвучал
И каждый звал с собой на бал.

Не замечая панорамы
Спешит герой - герой сей драмы,
Словно любовник молодой,
Но не к любимой, а домой.
Взволнован и нетерпелив,
Глаза горят, заходит в лифт.
Под тихий шум и скрип кабины
Бранит медлительность машины,
Но выше каждое мгновенье
И всё сильнее нетерпенье.

Читатель , если хочешь ты узнать,
Что может так героя волновать,
Тогда скорей за мной,
По лестнице поднимемся с тобой.
И заодно разгоним кровь,
Кто движется - всегда здоров.
Ну, что ж ты так пыхтишь натужно?
Нам поторапливаться нужно.
И если мы не поспешим,
То наш вопрос не разрешим.

А вот герой наш сам не свой
Ключ достаёт дрожащею рукой,
Дверь открывает, как сдвигает горы,
Идёт чрез комнаты и коридоры
На кухню, где задёрнув шторы
В каком-то странном расслабленьи
На холодильник устремляет взор.
Блаженство, радость, наслажденье
В одно единое мгновенье
Сплетают на лице узор.
Преобразился, просветлел
И так в восторженном молчаньи
Стоял он долго, наконец ,
Нарушив радостным урчаньем
Его, заговорил:
«Лишь только я тебя открою
И в очи брызнет дивный свет,
Польётся радуга рекою
И исчезают сотни бед.
Уносятся сомненья прочь
И отступает в страхе ночь.
Весною обернётся осень
И сердце песни с пляской просит.
Музыки хочется, огней,
Цыган сюда , скорей коней.
Умчимся в степь, под звон гитары
Мы будем бить хрусталь бокалов.
Пить, веселиться до утра,
А солнце встретим у костра
Венчальной песней.
И ночь мы проведём не зря,
Мы на луне зальём моря
Шампанским "Абрау-Дюрсо",
Крутись фортуны колесо!
Звените бубенцы, звучите струны
О, вдохновенья миг!
О, дивный свет, чудесный сон!
Алмазный царь,
Король снегов и льдов!
Страж моего благополучья
Дай разглядеть тебя получше
Ещё разок. Обнять, погладить нежно
Одна моя опора и надежда.
Играет в жилах кровь моя,
Лишь открываю я тебя.
Призывным звоном ты меня встречаешь
И в рокоте твоём слух тонкий различит
Музыку сфер, звук арф и пение сирен…»

И наслаждаясь матовым сверканьем
Свой холодильник наградил лобзаньем.
Так всякий раз
Впадал в мистический экстаз.
О, холодильник!
В пространстве кухни ты паришь,
Непредсказуем, как Париж,
В себе загадку ты хранишь.

Да, заглянув сюда случайно,
Можно обресть широкие познанья,
Наполнив смыслом наконец
Названий радужный венец,
Вертящихся на языке,
Не говорящих ни о чём желудку
И говоря не в шутку,
Часто относимых не к еде,
А к супертехнологиям,
Глубинам космоса и Древней Трои,
Творениям Веласкеса и Гойи,
К сюрреализму Сальвадора,
Но не к гавайским помидорам.
Смысл этих слов таинственен был и приятен,
Он им остался, но стал более понятен
Усилившийся жгучий интерес -
Мотор познанья,
Сформировавшийся в желанье
Сорвать глухой покров завес
И нёбом уничтожить эту тайну мирозданья.

Рассказывать подробно не берусь,
Так как ошибок избежать стремлюсь.
Не обо всём своё имею мненье
И опишу лишь внешне впечатленье.

Вверх устремив свои вершины,
Горным хребтом осётр лёг
Спокоен, горд и строг.
С его заоблачных высот
Многоступенчатым каскадом
Сбегает, радостно шумя
Поток густого шоколада (молочно—шоколадный).
Через клубничные поля,
Через фруктовые долины
Туда стремит свои волны,
Где возвышаясь средь равнины
Видны окороков холмы.
Упёршись лбами и сопя
На берегу свой спор решают
О качестве два жирных балыка.
На свежезаикрённой пашне
Дворцы красуются и башни.
Многоцветье, многозвучье
Разносладость, разножгучесть.
То ль дичь какая, то ль растения
Лежат морские украшенья
Столов изысканных гурманов
Плоды деревьев, трав, цветов,
Коренья с дальних островов
(Поддерживающие любовь).
А пузатые стручки
Перца словно смельчаки
Подставляют свою грудь
Сьешь нас только не забудь.
Запотевшие бутылки
Строят разные ухмылки.
Вот ухмылка аппетита,
Там спасенье от колита,
В той залитой сургучом
Песня, что поют вдвоём.
По порядку радость, свежесть,
Вот и то, что греет мысль,
Ну попробуй удержись…
И небо звёздное тут есть
Бутылок коньяка не счесть.
И среди них отдельно он,
Конечно же «Наполеон».
И как его великий тёзка
Судьбу он знает наперед,
Стоит себе одет неброско
И смотрит с твёрдостью вперёд.
А пучеглазый рак морской
Омар таращится с тоской,
Что будет он забыт, не съеден
От этого смертельно бледен.

Здесь поражает буйство форм и красок
И аромат, что в воздухе разлит,
Так первозданный мир нас негою пленит.
Так путник жаждою томимый,
Среди безжизненных песков
Оазис вдруг встречает дивный
Похожий на мечту из снов.
Шумят листвою там деревья
И зеленью ласкают глаз,
Питает влагой их коренья
Ручей, что многим жизни спас.
Но путник первые мгновенья
Стоит пред ним в недоуменье,
Сочтя игрой воображенья
Возникшее пред ним явленье
Не в силах совладать с умом.
Считает это миражом,
Галлюцинацией иль сном.
Свой отпечаток наложила
Однообразная картина
И воспалённый мозг в плену,
Волны безжизненных песков
Стереть не в силах пелену.

Здесь проводил часы отдохновенья
Герой наш среди дивных впечатлений.
(И)А если вдруг пищеваренье
Будило в нём воображенье,
То как художник вдохновеньем
Он оживлял своё творенье.
Вставали стройные полки,
Подняв знамёна и флажки,
Клинками тонкими сверкая
И трубным рёвом оглушая.
Он среди них как божество
Они приветствуют его:
«Ты высшей властью наделён,
Твои желания закон.
Только тебе служить мы рады,
Когда ты сыт, то нам награда».
Затем парад, под барабаны
Гвардейцы бравые бананы
Проходят пред его шатром,
Несутся плавно колесницы
Маслины спелые возницы.
Доспехи трюфелей коней
Играют сотнями огней.
(И)А в небе, словно дирижабль
Клешнёй приветно машет краб.
Из трёх стихий, со всех сторон
К нему стекаясь на поклон
Потоком непрерывным шли
Те, что дышали и росли.

А что ж герой наш,- утомлён,
Вдруг заскучал, зевает он.
И сквозь(издав) приятную отрыжку,
Снимает с банки с сёмгой крышку,
Нежнейший ломтик достает,
Французский лепит бутерброд
И отправляет его в рот.
Затем прикрыв глаза следит,
Как пища медленно растаяв
Закону следуя природы,
Спустилась вниз по пищеводу.
Расслабился и сквозь истому,
Как самолёт по аэродрому
Неспешно мысли понеслись,
Окрепнув устремились ввысь,
Ведомые рукой пилота
И выбрав нужный курс полёта.
Воспоминаний веер пёстрый
Вмиг развернулся перед ним
И снова потянулись вёрсты
Картин любимых нежно им.
Годы борьбы, упорного труда,
Потраченных на то, чтобы всегда
Был полон холодильник свой
Зимою, летом, осенью, весной.
В метель и холод, дождь и зной.
Вот цель одна и благородна и сильна
И все годятся средства.
И говоря без лишнего кокетства
Её он понял и достиг,
Он счастлив, он велик.
Все трудности преодолел
Был побеждён и бес сомненья
Нужны ли в дополненье ко всему
Соленья?
Наперекор Вселенной всей
Всегда имей.
И сил на это не жалей.
Вот истина одна,
Всё остальное ерунда.
Обман, обман в который раз
И божий суд и божий глас.
К чему теченье дел менять,
Не повернуть ведь реку вспять
И жизнь сначала не начать.
Хотел б прожить ещё одну,
Нет мало, мало будет мне,
Хотел б прожить ещё я две,
Нет три, четыре, пять, пятьсот,
А может даже восемьсот.
Хочу бессмертным быть и вечным,
До бесконечности беспечным
И быть беспечно бесконечным.

О, смерти призрак роковой,
Кому- то ты несёшь покой,
Кому- то даришь избавленье,
Кому тревогу и волненье.
В каком появишься обличье?
С драконьей головой, хвост рыбий, лапы птичьи?
Старухой злобною с косой?
А может быть, окружишь тьмой,
Как будто выключили свет.
Наполнив разум пустотой,
Где памяти и чувств уж нет.
А может быть, заботливой рукой обнимешь,
Завесу тьмы непроницаемой раздвинешь
И поведёшь через цветущие луга, долины светлые туда,
Где всё наполнено любовью и буду счастлив я всегда.
О жизнь, о смерть кто вас рассудит,
Несёте боль и радость людям,
Всё поровну деля.
И этот
Вопрос решает каждый для себя,
В ком больше света, а в ком зла.
Давая силы, наполняя ядом
Рукою об руку идёте рядом.

О, мука - принялся рыдать.
И так вытягивал он душу,
Так плакал, что нет силы слушать.
И так сердечный убивался,
Так мучился и так терзался,
Как будто бы уже расстался
Навек с своею жизнью сытой.
Затем затих, горем убитый.
Текут минуты в тишине,
Герой недвижим , на стене
Играют радужные блики,
Глаза его пусты и дики.
Качаясь встал, опустошён
На ананас уставясь он.
И шепчет что-то непонятно,
Неясен смысл и речь невнятна.
Кусочек съел, как причастился
И тусклый взгляд вновь прояснился,
Простил себе грехи все сразу,
Защиту получил от сглазу.
То был бальзам, то был приют
Для сердца и его души,
Хранитель тайн, советчик, друг,
Средство от скуки и тоски.

Уж близко ночи половина,
Его манит к себе перина.
Что ж этот день других не хуже
Был прожит, съев обильный ужин,
Умиротворённо посвистел,
Прилёг, в окошко посмотрел.
Ночная жизнь была в разгаре,
Кружились в звёздном вальсе пары,
Но наш герой уже храпел.
О снах и их природе много споров,
Суждений разных, просто разговоров,
Но разрушает все сомненья
Одно простое объясненье.
К чему склоняем больше мысль
Такие сны, такая жизнь.
Освобождённая душа
Летит туда, где небеса
Преградой служат остальным,
К примеру прямо на….
Там пери о любви поют,
Там наслаждения приют.
Так человек любовь познав
Проводит ночь в чудесных снах.
Души любовные желанья
Во сне ведут её к свиданью.
И наш герой не исключенье
Нередким даром сновиденья
Был наделён он от рожденья.
И неги радостной, полны,
Смотрел он вкусовые сны.

Но в этот раз как исключенье
Снов безмятежное теченье
На миг прервало наважденье.
Он у подножия холма видит себя,
Но местность незнакома, нет
И в небе солнце, не щербет
Ласкает тёплыми лучами.
Усеян склон холма ключами.
Закончив путь победный свой,
Силы земли неся с собой
Хрустально-чистыми ручьями
Бегут с весёлыми речами.

Птахи в густой листве порхают
И каждая на свой мотив слагает
Гимн радости любви и света
И дарят миру песню эту.
Петь славу божию не лень
Для этого ведь всем дан день.
Над головой не свод привычный,
Давящий словно круг мельничный.
Синий простор, влекущий ввысь,
Сильнее оттолкнись, взлетишь.
Наверх шагается легко,
С вершины видно далеко.
Встань на холме, мир круглый стол,
Как на ладони лес и дол.
Внизу спокойная река
Купает в водах облака.
Лугов цветущих ароматы
Разносит ветер, запах мяты
Волшебной нитью от земли
Протянут в дальние миры.
Услышав, что поёт трава,
О чём шумят листвой деревья,
Поймёшь, что долгие века
Всего лишь краткие мгновенья.
И время превратится в друга из врага
И вознесёшь благодаренье.
Прислушайся к себе покой,
Ум примиряется с мечтой.
И если горизонта край
Твой манит взор
Купол небес приподнимай
И это лёгкое усилье
Не приведёт тебя к бессилью.
Увидишь пропасть звёздную,
Бескрайнюю, глубокую.
Там Млечный путь повис, смеясь,
Он целый мир стянул, как пояс,
Который одеваем мы,
Чтоб не подтягивать штаны.
И сможешь сам
Дверь отворить ты чудесам
О невозможности которых
Зря говорит людей молва.

Герой всё так же у холма
Стоял, неясная тревога
Томила грудь ему немного.
Давило что-то со сторон,
Никак не мог понять, где он.
И беспокойство нарастало,
Уж воздуха не доставало
Но, о чуда дивного явленье
Исчезло странное виденье
И вмиг пришло успокоенье.
Читатель, наш герой свидетель,
Что есть всесильный благодетель.
Чудесной силою спасён
Был в дом родной перенесён
Рукой неведомой, что скрыта
От глаз людских, но ближе к нам,
Чем даже череп к волосам.

О, яркий миг свободы.
Он по проспекту бутербродов
Шагает твёрдою ногой,
Путь перед ним лежит прямой.
Льют фонари уютный свет,
В загадку превратив весь свет.
И вдруг, о это вдруг
Не я его придумал друг.
Но жизнь к тому нас приучила,
Что в случае большая сила.
Возникла тяжесть в животе
И с ней позывы к тошноте.
Смертельно исказив свой лик
В сосульку превратился вмиг.
Был глас, что ценим в жизни свято,
Такую получаем плату.

Очнулся наш герой от сна,
Смущён, в волненье,
Задумался лишь на мгновенье.
Наверное опять давленье, сказал,
Зажмурился довольно, встал,
Прошлёпал ласково на кухню,
Его дыхание послушал
И что-то там такое скушал.
И со спокойною душой
Отправился вновь на покой........
( без окончания)

Tags: # сны и их значение, # супертехнологии, # сюрреализм, # холодильник
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments